Развлекательный туризм в странах мира. Достопримечательности.

Справочник "Турист онлайн памятка туристу"

Путешествие по Узбекистану Самарканд - Бухара - Шахрисабз

 

Мавзолей Шах-и-Зинда, Самарканд

Не знаю, почему, но про Узбекистан в нашей стране известно гораздо меньше, чем про гораздо более отдаленные Таиланд или остров Бали. Видимо, людям кажется, что ничего интересного в республиках бывшего СССР быть не может, что славное советское прошлое смыло все признаки туристической инфраструктуры в этих странах, затерявшихся по окраинам нашей необъятной родины. К тому же чести Узбекистану в глазах российских туристов не прибавляет отсутствие там моря - важнейшего атрибута отдыха в нашем традиционном понимании.

Действительно, трудно отыскать на земле страну, столь явно удаленную от морского берега. Но в июле 2002 года нам выбирать не приходилось: с ужасом обнаружилось, что отпуск, запланированный продолжительностью в одну неделю, на самом деле затянется на две, а путевка в Дубровник заказана только на семь дней. Оставалось срочно, в течение недели, придумать что-нибудь на оставшиеся дни отдыха, чтобы не проводить их за принятием пылевых ванн в столице. Перед моей супругой Людмилой была поставлена конкретная задача - за несколько дней найти страну, куда можно было бы поехать без визы (исключая Кипр и Египет, где летом невыносимо, и Турцию, которую мы всегда традиционно оставляем на "худшие времена"). Ответ был обнаружен в одном из Интернет-порталов - Узбекистан. Пятидневный тур Москва - Самарканд - Москва был нам предложен одной из туристических компаний, которые в Москве профессионально занимаются Узбекистаном. При этом мы поставили жесткие условия, что сами будем составлять свой маршрут, и не потерпим вмешательства с чьей-либо стороны. Поначалу мы вообще были недовольны, что пришлось прибегать к услугам туркомпании, и рассматривали это как неизбежное зло в условиях ограниченности времени.

Но жизнь еще умеет подкидывать нам неожиданности! Не зря обратились мы в туристическую компанию, благослови ее всевышний. Ибо в далеком Узбекистане не знаю, как бы мы выжили, не будь всегда рядом с нами автомобиля и водителя, из которых первый обеспечивал нам быстрое и более или менее безопасное передвижение, а второй объяснял правила поведения и перемещения по стране.

Без гида в Узбекистане прожить невозможно. Ощущение, что туризм здесь в новинку, не покидало нас в течение всех этих пяти дней, и оказалось правдой - туристов здесь практически нет, и условия для их существования полностью отсутствуют. Начнем с того, что карты города найти невозможно, и табличек с названиями улиц власти тоже предпочитают не вешать - зачем, местные-то все равно знают город наощупь. Кроме того, Самарканд, как и прочие древние города Узбекистана, строили со специальным умыслом запутать пришельцев, и это им неплохо удалось. Места для еды вовсе не выглядят таковыми, и мы со всем своим опытом самостоятельного туризма никогда бы не осмелились войти в одну из тех харчевен, откуда по крайней мере доносился аромат съестного.

Эти и другие соображения, о которых будет рассказано ниже, заставили нас радоваться тому, что опека над нашими телами и душами оберегала нас с первого шага на землю древнего Узбекистана.

Гостиница, в которую мы поселились, представляла собой классический среднеазиатский дом с внутренним двориком, каменным резервуаром для поливной воды, виноградными лозами и деревьями тутовника, с которых при малейшей неосторожности на голову норовила упасть и разорваться налитая несмываемым соком гроздь ягод. Снаружи этот дом ничем не напоминал отель, зато был как 2-3 капли воды похож на все окружающие дома - на улицу выходит только дверь в белой сплошной стене, безо всяких окон и признаков индивидуальности. Зато, заходя внутрь, посетитель оказывается в просторном дворике с верандой и несколькими входами в "апартаменты".

Мы не стали считать звездность нашего отеля. Нам хватало того, что санузел хоть со скрипом, но работал (горячая вода была, но ни разу не пригодилась), а кондиционер ночью обдувал нас в меру прохладным воздухом, испуская при этом истошные, несвойственные неживому существу звуки. Завтрак, обед и ужин, как и несколько других приемов пищи, которые осуществлялись в этом семейном отеле, нам готовили на открытой веранде непосредственно жена хозяина и ее сестра - вечером за стол присаживался и сам хозяин. Женщины, которых в доме было больше, чем мы могли ожидать, лакомились где-то поодаль за ширмой. Мужчина и турист - это два почетных члена узбекской семьи.

Есть женщины в узбекских селеньях

Мы не были готовы столько съедать. Привычка к "континентальному завтраку" в странах Европы сыграла с нами злую шутку: каждый раз мы готовились съесть все, и еда снова побеждала. В 8 часов утра на столе нас встречали: оладьи, маш (узбекское молочное блюдо типа творога или простокваши), несколько видов варенья, виноград, арбуз, груши, салаты, зеленый чай - все в маленьких плошках. В узбекской кухне принято приносить все постепенно, и в этом кроется подвох, потому что когда ты считаешь, что уже справился со всеми яствами и готов завершить трапезу, приносят очередную порцию блюд. Именно так нас вывели из строя в первый вечер нашего пребывания в Самарканде. Прибыв из аэропорта злые и усталые (узбекские пассажиры ведут себя по-восточному странно, а узбекские пограничники - по-советски нахально), мы на вопрос "не хотим ли мы слегка перекусить" злобно прокаркали, что у нас оплачен полный ужин и мы рассчитываем его немедленно получить.

Через 5 минут на столе на веранде появились бесчисленные салаты, какие-то кушанья типа кукурузных хлопьев, сыр, лепешки и овощи. Все это мы съели и сказали друг другу, что ужин-то слабоват. Но в эту минуту нам принесли оладьи. С трудом одолев оладьи, мы обнаружили на столе две лохани жирного бараньего супа с целыми картофелинами и кусками мяса в пол-барана. Тут наши претензии к ужину стали быстро улетучиваться - мы попробовали отказаться от супа, но хозяйка с удивлением сообщила, что "вообще-то" для нас уже готов плов. После чего мы быстро ретировались в номер.

Действительно, едят в Узбекистане много и долго. За обедом принято менять одно за другим 8-10 блюд различной степени сытности, после чего съедать пол-арбуза. Так как мы оплатили полный пансион, то вынуждены были страдать от обжорства - для москвичей, в будние дни питающихся на бегу и максимум однажды в день, такие испытания были в новинку. Кроме того, маниакальное восточное гостеприимство заставляло представителей принимающей стороны ежедневно выдумывать новые блюда национальной узбекской кухни, которые мы еще не пробовали, но попробовать должны обязательно. Вот и получалось, что ели мы суп хаш (его одного хватит на весь день), суп шурпу, лагман (типа густой лапши с мясом), узбекский жирный плов и манты. Кроме того, как-то раз нам радостно было сообщено, что в Самарканде готовят 40 видов шашлыков, и все их мы сегодня вечером продегустируем.

Лепешки на базаре в Самарканде

В узбекских ресторанах и харчевнях порядок действий несколько отличается от нашего. Во-первых, никакого меню не существует в природе. Посетители входят в едальню и заказывают то блюдо, которое здесь готовят и которое он хотел бы съесть. Он садится за стол, и официант приносит на подносе тарелки со всевозможной закуской - "живое меню", из которого можно сразу же выбрать себе то, что приглянулось. В центре стола на блюдо кладутся хлебные лепешки - ломать их на куски руками должен самый уважаемый человек за столом, обычно это хозяин. Из напитков единственное, что нам удавалось выпросить у обслуги - минеральная вода, сами же узбеки довольствуются своим зеленым чаем из пиал. Впрочем, отсутствия питья с лихвой компенсируется обилием фруктов, которых в августе здесь более чем достаточно. На третий день мы уже не могли видеть висящие над головой по улицам гроздьев прозрачно-желтого, налитого солнцем и горячего на ощупь винограда, шелковицы, пачкающей все на свете при одном прикосновении, дынь и арбузов. Кстати, арбуз - единственное, что может спасти от 50-градусной полуденной жары в это время года: с этой целью его на весь день кладут в резервуар с холодной водой, и к следующему утру он, возможно, станет холодным. Что касается "всемирного монстра" кока-колы, то ее наличие в уличных передвижных холодильников несколько омрачено поведением продавцов и странной системой оборота бутылочной тары. Купив 0,33 колы, человек испытывает желание выпить ее содержимое, гуляя по городу - но мальчик-продавец не дает такой возможности. Он бежит следом, требуя обратно пустую бутылку. Сначала мы так и делали, опасаясь скандала, но потом мое терпение лопнуло, и между нами произошла следующая беседа:

- Сколько стоит бутылка кока-колы?
- 4 тысячи сумов.
- А за 6 тысяч с бутылкой вместе?
- Нет, бутылку отдайте обратно.
- Даю 10 тысяч сумов, бутылку забираю себе.
- Нет.
- Даю 20 тысяч сумов за пустую бутылку.
- Нет.

Нам объяснили, что ребята отчитываются на базе за каждую бутылку, так как в Узбекистане в дефиците не столько кока-кола, сколько бутылочная тара из-под нее.

Турист и верблюд

Вообще, несмотря на обилие изумительных достопримечательностей, Узбекистан поразил нас прежде всего жизнью своего народа. Просто удивительно, насколько здесь переплелись средневековая деспотия, Советский Союз и современные западные влияния. Люди расхаживают по улицам в тюбетейках, часто можно видеть и полный комплект национального костюма - а кое-где заметны девушки в красочных, расшитых золотом головных уборов. Они недавно вышли замуж и в течение месяца должны одевать ежедневно новое платье и носить специальную тюбетейку с золотыми гирляндами цепочек. На восточных базарах встречаются колоритные старики в чалмах и халатах со своими коллегами-ишаками - при таких видах памятник Ходже Насреддину в Бухаре просто незачем смотреть, когда вокруг столько его живых воплощений.

При всем этом люди свободно разговаривают на русском языке и страшно сожалеют о распаде Советского Союза. Большинство из них считает своими любимыми программами "Время", а любимым ведущим - Познера, и не пропускают ни единой аналитической передачи на крупнейших российских телеканалах. Они уверены, что Татьяна Миткова одевается просто отлично, а сами при этом считают совершенно естественным для женщин носить шаровары (в Самарканде и Бухаре мы так и не увидели ни единой женщины в юбке) и выходить замуж за выкуп по решению родителей. На восточном базаре, рядом с меланхоличным осликом, тянущим телегу арбузов или арбу с душистыми лепешками, на столбе висит афиша: "Телепузики: единственный концерт в Самарканде!"

Создается такое впечатление, что жители Узбекистана с удовольствием воспринимают иноземные веяния, но живут все равно по старинке. Каждый из встреченных нами людей обязательно рассказывал, что бывал в Москве, причем знакомство происходило всегда одинаково:

- Вы из Москвы?
- Да.
- Из самОй Москвы?

Что это значит - этот вопрос? Да, из самОй Москвы, из вот что ни на есть самой. Мы так и не поняли, почему каждый, без исключения, просит сделать именно это уточнение. Следующим этапом беседы будут расспросы, в каком именно районе Москвы мы проживаем, и мучительные попытки вспомнить станции метро, по которым наш собеседник перемещался, когда был "по делам" в столице России. Москву они все еще считают своим главным городом.

Что неудивительно, если учесть, что привычки и занятия народа здешних мест мало изменились со времен существования Великого шелкового пути, когда Самарканд и Бухара были главными центрами посреднической караванной торговли в Средней Азии. Торговые навыки и необычайная легкость на подъем сохранились и в нынешних жителях этих городов: им кажется совершенно естественным съездить за тысячи километров в Эмираты за автомобилем (потому что там он дешевле), или, закупив товаров в китайском Кашгаре, везти его через три границы в Москву с целью перепродажи. Большинство граждан республики, как нам сообщили, так и живет, горько сетуя на развал Советского Союза, из-за которого они вынуждены терпеть поборы многочисленных таможенных служб различных государств СНГ. Один из наших знакомых в Узбекистане как-то воздел руки к небу и мученически принялся вспоминать, что раньше он, бывало, съездит запросто в Петропавловск-Камчатский и обратно, а ныне ему нужна какая-то "виза-миза". Зато теперь у него появилась возможность торговать по всему Евразийскому континенту. Где он только не был, наш незабвенный шофер Тухтамурод Курбанович! В Эмиратах он покупал машину, потом вез ее через какие-то паромы в Иран, из Ирана в Туркменистан, объехал всю туркменскую границу в поисках более выгодного пропускного пункта, попутно ночуя, как в средневековье, в караван-сараях пустыни Кызылкум... На мой вопрос, что интересного он видел в Китае (я до сих пор не соберусь там побывать), был получен ответ: "Очень интересно! Там столько товаров! Столько вещей!"

Ворота крепости Арк, Бухара

Сразу же поясню, что эта гениальная предприимчивость относится прежде всего к этническим таджикам, которые, как это ни странно, составляют большинство жителей Самарканда, Бухары и многих других крупных городов Узбекистана. Именно таджики являются творческой и технической интеллигенцией, составляют правящую прослойку и довольно пренебрежительно относятся к узбекам, считая их крестьянами и кочевниками. Тянется это из глубины веков: узбеки действительно прикочевали в эти места в 16 веке, завоевав Самарканд, и с тех пор этническое расслоение ничуть не изменилось. Таджики, к которым относились и сотрудники принимавшей нас турфирмы, привыкли жить в городах, чтить персидскую литературу, искусство и изысканность интерьера. А узбеки, как нам объяснили, жили бы всю жизнь в юртах и чувствовали бы себя прекрасно. Они даже не удосужатся выучить ни одного языка, в то время как самаркандские таджики свободно говорят на фарси (литературном персидском), дари (таджикском), русском, узбекском, знают арабский и часто турецкий. Различие видно и во внешнем виде (рваный полосатый халат узбека не сильно ценится среди таджикского населения). Нам было также вполголоса сказано, что президент Узбекистана Ислам Каримов - тоже этнический таджик.

Каримов в Узбекистане живет везде. Светлейший президент, сын неба, вождь узбекского народа красуется на каждом третьем рекламном щите (рядом с лозунгом типа: "Узбекистан в будущем - великая страна") и внимательным прищуром глядит с бесчисленных портретов по всей стране. Конечно, по солнцеподобности ему еще ой как далеко до его туркменского коллеги, и по сравнению с Туркменистаном узбеки просто наслаждаются демократией. Но демократия эта основана на сапоге милиционера.

Без помощи государства в Узбекистане жить невозможно. В любой момент, если твоя рожа не понравилась кому-либо из обмундированных, твоя карьера и личное благополучие могут быть пущены под откос. Понятно это становится сразу же после схода с трапа самолета в аэропорту Самарканда, когда говорливые пассажиры смиренно затихают под пристальным взором таможенников и заранее строятся в колонну по одному. Обращение в окошко - заискивающее, обратно - приказное. Никогда не забуду, как лейтенант-пограничник из окошка паспортного контроля накинулся на старика в халате, собиравшегося уехать в Москву и, судя по внешнему виду сопровождавших его 8-10 детей, купивших билеты на последние деньги:

- Вы нарушили пункт 238 Закона об эмиграции! Вы понимаете, что я вынужден задержать вас и членов вашей семьи до выяснения всех обстоятельств?

Старик понимал, и кивал головой, и жена его кивала, и все дети один за другим. И уже была приготовлена в кармане соответствующая мзда суровому лейтенанту - потому что в восточных деспотиях закон соблюдать совершенно необязательно, если можно дать взятку. Меня при отлете в Москву тоже выловил из очереди некий офицер доблестной погранохраны. Бдительно защищая безопасность своей родины, он предложил мне предъявить справку о том, где я регистрировался в ходе своего проживания в Узбекистане. Разговор продолжился с глазу на глаз в его кабинете, где кто-то из нас ненавязчиво упомянул о денежном штрафе. Вопрос был решен предъявлением удостоверения с надписью "Совет Федерации РФ", которое я предусмотрительно взял с собой в поездку - диктатура привыкла уважать вышестоящих.

Грозная политика солнцеподобного видна и в сфере бизнеса. Как нам доходчиво объяснили, для открытия собственного дела бизнесмену требуется не столько регистрация в установленной форме, сколько благословение соответствующего чиновника свыше. И лучше всего, если ты хочешь задушить конкурента, приобрести новое здание в аренду или просто выжить, надо вползти в кабинет к указанному чиновнику и положить ему на стол пакет, набитый узбекскими сумами (в валютном эквиваленте). И сказать еще так: "Я ничего не прошу. Ничего не хочу от вас. Но возьмите это - потому что это не мое, а ваше". В Узбекистане нет рэкета, бандитизма и воровства - все это там с успехом заменяет государство.

Правда, нам, приехавшим в страну ради достопримечательностей, это казалось скорее смешным, нежели трагическим. Мы со смехом наблюдали, как наш водитель ехал по трассе со скоростью 130-150, и гаишники отдавали ему честь, а потом он вдруг резко затормозил и поплелся не выше 60 км/ч. "В чем дело?" "Мы выехали из нашего района. В этом районе нас не любят".

Именно благодаря нашему водителю и его "Дэу" (машина, составляющая не менее 80% общего автопарка страны) мы попали в Бухару - настоящий средневековый город Центральной Азии. Еще 80 лет назад в этом городе по приказу эмира Бухарского рубили головы на главной площади перед крепостью Арк, и противники великого эмира могли только молить о такой легкой смерти, сидя в полуподвальных камерах, специально наполненных ядовитыми насекомыми. Осталось непонятным, почему этих насекомых нельзя было перебить - как комаров перед сном, газетой.

Тронное место эмира бухарского

Тронное место эмира, бежавшего в Афганистан в 1920 году, осталось неприкосновенным, как и вся внушительная крепость Арк, не сумевшая спасти его от народного гнева. А уникальные торговые купола Бухары по сей день используются по своему прямому назначению - сегодня в них предлагают немногочисленным туристам старые бухарские монеты, элементы национального костюма и антикварные серебряные украшения с многочисленными бренчащими висюльками.

Относительно памятников можно без преувеличения сказать, что Самарканд и Бухара дадут сто очков вперед любому из городов Европы, и уж точно лидируют по этому показателю среди городов Средней Азии. Чего стоит хотя бы один мавзолей Исмаила Самани, в котором этот один из многих завоевателей Бухары был погребен в 10 веке. Старейшее сохранившееся здание Центральной Азии, мавзолей Саманидов дожил до 21 века, потому что перед нашествием Чингисхана был предусмотрительно покрыт холмом из песка - как и ряд другим мечетей города. В те времена только так можно было спасти исторические ценности, тем более от Чингисхана, который как-то не очень любил городские постройки, предпочитая им пастбища для своего народа. Мавзолей Саманидов, ставший местом поклонения уже в средневековье, остается и сегодня реликвией для множества бухарцев. Здесь веками поддерживается культ огня, которому поклонялись жившие здесь зороастрийцы и который не смогли потушить даже столетия ислама в Узбекистане.

К религии в Узбекистане вообще специфическое отношение. Шаманизм, древние приметы и зороастрийские обряды и не думают выветриваться из народного сознания, а женщин в парандже, которых сколько угодно в любой мусульманской стране мира, в Узбекистане не встретишь. В сувенирных лавках мы купили вещь, необходимую каждому правоверному мусульманину: компакт-диск "Netscape Navigator", на оборотной стороне которого были написаны молитвы из Корана. Для удобства диск снабжен цепочкой, с помощью которой его вешают в автомобиль - и всевышний доволен, и от полицейских радаров спасает. Еще одно свидетельство синкретизма верований находится в Самарканде - это мавзолей святого Даниила, куда ходят поклоняться его гробнице мусульмане, христиане и иудеи. Все они, кроме того, считают своим долгом исполнить старинную примету, которая не имеет отношения ни к одной из перечисленных религий - обойти вокруг растущего на могиле фисташкового дерева.

Мавзолей Саманидов, Бухара

И все же абсолютное большинство памятников архитектуры в долине реки Зеравшан, где лежат Самарканд и Бухара, относятся к мусульманской эпохе. Многие из них завораживают своими размерами, но еще больше - ослепительным сочетанием синего и песочного цветов. После экскурсии по шумному Самарканду с его комплексом мавзолеев Шах-и-Зинда, мечетью Биби-ханым, медресе Регистана, после нескольких часов похода по выжженному солнцем центру Бухары нам стало казаться, что весь Узбекистан состоит из этих двух цветов - синее небо и желтые отблески солнца на белых стенах, синие купола и купола из песчаника, росписи мечетей и брусчатка улиц. И еще пустыня, краешек которой мы видели по пути в Бухару. В пустыне, на дороге стоят развалины древнего заброшенного караван-сарая - когда-то, в дни процветания Великого шелкового пути здесь останавливалось на ночлег до 500 верблюдов со своими хозяевами.

Мечети и медресе Самарканда с их неизменными голубыми куполами и сине-зелеными ажурными росписями являются предметом особой гордости узбеков. Особенно красочен Регистан - центральная площадь древнего Самарканда, неизменный объект тысяч фотографий и почтовых открыток. Гигантские памятники славы средневековой столицы многих государств видны по всему центральному городу, и нет смысла их даже описывать (правда, я все же сделал это в разделе Путеводитель). Все-таки не зря ЮНЕСКО включило Самарканд и Бухару в список объектов Всемирного наследия.

Если в советское время основным героем Узбекистана был мирный интеллигентный ученый Улугбек, ученый и теоретик, то независимый Узбекистан избрал своим кумиром Тимура, одного из самых известных головорезов в истории человечества. Напомню, Тимур (или Тамерлан) славился тем, что любил оставлять после себя пирамиды из черепов жителей покоренных им городов. Умер он по пути в Китай, про который говорил, что он там камня на камне не оставит. Безусловно, таким человеком можно гордиться - ведь именно Самарканд Тимур сделал столицей своего "государства", если так можно было назвать выжженную землю, в которую после его походов превратилась Центральная Азия. И похоронен он был в Самарканде, в мавзолее Гур-Эмир. Сегодня на улицах узбекских городов можно увидеть множество памятников знаменитому убийце, его изречений в назидание потомкам, а в городском музее Самарканда все больше стен оборудуется под размещение карт "империи Тимура". Возле одной из них между мной и экскурсоводом произошел следующий диалог двух глухих:

Экскурсовод: Итак, обратите внимание на карту. Держава Тимура включала в себя Среднюю Азию, Афганистан, Малую Азию, Константинополь и Северную Индию.
Я: Простите, но ведь Константинополь никогда не был завоеван Тимуром?
Экскурсовод: Столицей державы был Самарканд.
Я: Но ведь Константинополь никогда не был завоеван Тимуром?
Экскурсовод: В державе Тимура процветали науки и искусства.

(По мотивам: "Ты идешь на рыбалку?" "Нет, я иду на рыбалку." "А! А я думал, ты идешь на рыбалку".) С узбекским государством не поспоришь.

С именем Тимура связан и городок Шахрисабз, родина этого славного паренька, лежащий в 40 км к югу от Самарканда. Мы не пожалели, что решили съездить туда - не говоря уже о многочисленных любопытных храмах и мавзолеях в городе, путь туда пролегает через живописные кишлаки и горный перевал Тахтакарача, где в небольших харчевнях из висящих под навесом бараньих туш в течение получаса вам приготовят настоящий шашлык в глиняной печи. Здесь же горные речки и родники используются местным населением для набора питьевой воды.

Кишлаки южного Узбекистана

Вообще, если уж виды и жизнь людей в городах заставили нас испытать культурный шок, то что говорить о сельской жизни Узбекистана. По территории республики до сих пор кочуют кибитки степных народов - казахов и киргизов, зарабатывающих на жизнь выращиванием верблюдов ради шерсти и молока. Один из таких казахских аулов, стоящих на своем нынешнем месте не больше 15 лет, мы посетили недалеко от города Катакурган. Нам обещали, что на верблюде можно будет посидеть верхом - но выглядели эти звери не слишком приветливо, и мы рисковать не стали. Тем более что верблюды были одногорбыми - а на вопрос нашего гида, где же двугорбые корабли пустыни, казах сплюнул и сообщил по-своему (по-русски он говорил мучительно плохо), что "за ними надо идти". Кумыс на вкус оказался редкой гадостью - хотя узбеки стали оправдываться, что он "бодрит в жару". Но мы тактично отказались от предложенной крынки из опасения провести всю оставшуюся жизнь под присмотром врачей.

Недалеко от Катакургана есть водохранилище, по берегам которого располагаются оцепленные колючей проволокой дачи и санатории для слуг узбекского народа. Наш гид сбегал за каким-то своим другом, тот поговорил с охраной, и это позволило нам пару часов покупаться в прохладных волнах водохранилища, слегка остыв от сорокаградусной жары. Там же я был приглашен разделить дружеский пикник с местной элитой: главным архитектором города, владельцем чайханы, хозяином самого большого в районе стада скотины. Эти правоверные мусульмане наслаждались жизнью - пили водку и закусывали жареной свининкой. Мою жену Людмилу они даже не подумали пригласить за стол, зато после десяти минут моих рассказов о Москве ("из самОй Москвы?") главный архитектор отвел меня в сторонку и предложил "девочку". Куда мне ее было девать, по его мнению? Второй рассказал мне о своих несметных стадах и для убедительности прибавил, указывая на пиршественный стол: "У меня всё есть, понимаешь? Могу хоть каждый день вот так гулять!" Очень забавные узбеки.

Уезжая из гостеприимного Узбекистана, мы поняли, что нигде, ни в одной стране мира мы столько не смеялись. Добрая, наивная, насквозь провинциальная страна с полным набором бюрократических несуразностей, самобытных национальных традиций и тысячелетней историей. Мы рады, что не поехали в Ташкент, где, говорят, и люди одеваются по-европейски, и дома имеют много этажей, и люди гораздо современнее. А зачем нам современность - ее и в Москве порядком. Мы приехали смотреть настоящий, старый Узбекистан - и мы узнали его. И скажу со знанием дела: можно съездить за экзотикой в Юго-Восточную Азию, Африку или глушь Тибета, но и здесь, у самых рубежей России, этой экзотики еще надолго хватит.

Когда в аэропорту Самарканда мы прощались с нашим водителем, на его глазах стояли слезы. А лейтенант-таможенник, ставя в паспорт штамп о вылете, спросил нас:

- Вы из Москвы?
- Да.
- Из самОй Москвы?..

Апрель 2003.

Энциклопедия самостоятельных путешествий © Кирилл Бабаев

Другие статьи
ОДЕССА, Украина
Вьетнам CAT TIEN NATIONAL PARK
Россия РУСКИЙ СЕВЕР НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК
БЕЛФАСТ, Северная Ирландия
Ореховский (Orechovski) водопад
Кордова
Лондон Зоопарк Camden Town Люди в вольере для диких зверей
САН-ХОСЕ столица Республики Коста-Рика, государства в Центральной Америке
НАГАСАКИ, Япония
Рускеальские (Ruskeal) водопад
Выбрать. Полезные товары для путешествий.
Весы для багажа для путешествий
Замки для багажа для путешествий
Кейсы
Конверты для путешествий
Маски, наборы для сна для туристов
Несессеры для туристов, кошельки
Обложки для паспорта для туристов
Подушки для туристов
Брелоки для путешествий
Мультитулы для путешествий
Чехлы для путешествий
Рюкзаки для путешествий
Сумки для путешествий
Универсальные переходники для туристов
Бирки на чемоданы для путешествий
Чемоданы туристические
Чехлы для чемоданов туристических
Альпинистские карабины, скалолазание
Каски альпинистские, скалолазание
Магнезия мешки альпинистские
Аптечки туристические
Бинокли туристические
Герметичные компресионные мешки
Горелки туристические, обогреватели
Грелки туристические
Зажигалки туристические
Компасы туристические, курвиметры
Лопаты туристические
Металлоискатели
Аксессуары для ножей
Мачете туристические
Мультитулы туристические
Туристические наборы ножей
Ножи туристические
Узнайте больше о направлениях для путешествий. Большие скидки на отели по 70 000 направлений по всему миру. Читайте отзывы об отелях и находите отели на любой кошелек с гарантией лучшей цены.



Лицензионный софт для турагентств и туроператоров.

2006 Copyright © World-Tours.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Занимательная география туризма. Геозагадки. Сокровища, клады. Достопримечательности. Экзотический туризм, развлечения туристов, экстримальный походный туризм. Тонкости туризма, полезные советы туристу. Бронирование отелей. Товары для туризма и спорта.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт Партнёрская программа для магазинов.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования