Поиск сокровищ, клады, секреты кладоискателей.

Статьи о кладах

Кто-то теряет…
Мы ходим по кладам, но не знаем, где нагнуться

Веками воображение людей будоражила мечта найти клад. Но везет лишь редким счастливчикам, — возможно, оттого, что удача в кладоискательстве уже давно перестала быть случайностью, сегодня это целая наука. Существует теория, по которой сокровища чаще всего зарывались чужеземными купцами по ходу следования древних торговых путей. Поэтому современным «Томам Сойерам» не помешает запастись ветхозаветными картами и познаниями из истории родного края.
Народные предания чаще всего связывают происхождение кладов с запорожцами и гайдамаками. По одной легенде (записана в XIX веке в Запорожской области), в Сагайдачном лесу на Средней скале кроется клад казака Сагайдака, и денег там видимо-невидимо. По другому преданию, казаки чаще всего зарывали деньжата в курганах, по укромным балкам и днепровским островам. Ориентиром могут также служить одинокое дерево, колодец и прочие, на первый взгляд, скромные приметы местности. Не лишне также присматриваться к историческим местам, связанным с народными восстаниями (например, Колиивщина, разгоревшаяся в 1768 г. в Умани), или выдающимися личностями ранга Мазепы, Разумовского, Гонты, Кармелюка…
Правда, большей частью здешние клады состоят из никчемных медяков, бесценных разве что для ученых. Абсолютное большинство кладов вообще не содержит золотых монет. Их выпускалось очень мало, ибо желтый металл не употреблялся в повседневном денежном обращении. Исключением был разве что приписываемый Ивану Мазепе многопудовый клад золотых и серебряных монет, захороненный под полами на хорах Киево-Печерской Лавры. По преданию, его спрятали от посланцев Петра I несколько монахов в 1717 г. Обнаружили сокровища случайно через 180 лет при ремонте прогнившего дощатого покрытия.
Вблизи Киева нередко находили знаменитые древнерусские гривны, а самый крупный клад их, замурованный в стену печи и состоявший из 199 слитков, был найден в 1828 г. в Борисо-Глебском соборе в Рязани. Уникален также клад, обнаруженный в Твери — 106 киевских и 10 новгородских гривен, и другие монеты — всего около полутора пудов серебра! Еще одна находка пришлась на август 1964 г., когда в селе Глиняном Золочевского района на Львовщине местные жители наткнулись на не полностью сохранившуюся глиняную кубышку с полутора тысячами польских и литовских монет и разнообразных украшений, в том числе серебряных. Ученые датировали его второй половиной XVI — первой половиной XVII вв.
Клады чаще всего хоронили на обочинах дорог, в стенах церквей, замков и других каменных строений, которым не страшны были нередкие тогда опустошающие пожары. Для обслуживания подобных «вкладов» родилась целая отрасль гончарного производства: изготовление кубышек и специальных сосудов для денег. К такому способу хранения «сбережений» прибегали даже князья. Известно «Поученье сыновьям» Владимира Мономаха (около 1117 г.), в котором он специально оговаривает: «…И в земле не хороните богатства, то нам есть грех великий…». Видать, у народа уже тогда были основания для недоверия к финансовой системе родного государства.
Но самый верный ориентир для кладоискателя — проторенные веками торговые пути, с их оживленными центрами торговли и древними таможнями. Например, расположение кладов галицких монет, чеканенных на львовском монетном дворе в середине XIV — начале XV вв., наглядно свидетельствует о внешнеторговых контактах галицкой земли. Так, «россыпи» галицких монет чаще всего случаются на юго-восток от Львова, на условной линии, соединяющей град Льва с устьем Днестра, куда чаще всего направлялись здешние купцы, ибо вся торговля западнее находилась в руках их польских конкурентов. В XIV—XV вв. галицкие города торговали с итальянскими колониями — Кафой (современной Феодосией), Судаком в Крыму и Таной на Дону. Путь торговых караванов проходил через Молдавию и Валахию, потом Подольем через Каменец, затем сворачивал в степи Северного Причерноморья, пересекал степной Крым и заканчивался в Кафе. Показательно, что находки галицких монет отчетливо обозначают этот путь вплоть до Каменца, а затем — исчезают… Причина тому — постоянные набеги крымских татар, которые нередко перекрывали дороги и мешали нормальной торговле галицких и итальянских купцов. Последние стали искать другой, более безопасный путь в Крым. Таковой украинским купцам обеспечили молдавские князья, предоставив им еще и ряд торговых льгот. Теперь они двигались через Коломыю, Снятин, Черновцы и Сирет до Сучавы. Далее дорога шла в Белгород, откуда купцы плыли на кораблях до Кафы и Таны. И эта торговая магистраль обозначена многочисленными россыпями галицких монет, поскольку они стали в Молдавии основной денежной единицей.
Впрочем, зачем древним купцам было рисковать и отправляться в столь опасные путешествия, если можно перепоручить товар посредникам. Оказывается, так оно и было. Как показала карта находок, торговля носила эстафетный характер: галицкие купцы сбывали товары на промежуточных пунктах в Сучаве и Белгороде, а итальянские торговцы в свою очередь не ездили дальше молдавских городов. Только так можно объяснить тот факт, что в Крыму ни разу не попадались галицкие монеты, а на галицкой земле — крымские, что свидетельствует о посредническом характере взаимной торговли. Установлено также, что в Восточной Европе было два крупных центра торговли: Итиль в Хазарии и Булгар — в государстве волжских булгар. Поэтому тем, кого влечет блеск серебра, целесообразно порыскать в поисках кладов на хазарском торговом пути, который вел по Донцу через Черниговщину прямо в Киев и которым в VIII—IX вв. на наш рынок хлынул поток арабских серебряных монет.
Кстати, таможни отнюдь не являются изобретением нашего времени. Только назывался сей институт иначе — дорожным принуждением. Согласно оному, иноземные купцы должны были ездить только по специально отведенным для них дорогам, где их подстерегали многочисленные таможни и «складские города», причем, не только государственные, но и частные, самовольно выставляемые местными феодалами. В местах, где действовало складское право, приезжий купец мог останавливаться и продавать свои товары только в определенном городе и лишь на время действия складского права (обычно от 2—3 дней до двух недель). Причем, они обязаны были продавать товар только здешним купцам и только по оптовым ценам, вступление в сговор «чужим» купцам строго запрещалось. А непроданный товар им приходилось везти назад, без возможности реализовать его в других городах. Абсолютным складским правом в средневековой Польше владели города Краков, Познань, Сандомир и некоторые другие.

Сергей Мироненко
«Сегодня» (Киев), № 194/30.08.2003.




Лицензионный софт для турагентств и туроператоров.

2006 Copyright © World-Tours.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Занимательная география туризма. Геозагадки. Сокровища, клады. Достопримечательности. Экзотический туризм, развлечения туристов, экстримальный походный туризм. Тонкости туризма, полезные советы туристу. Бронирование отелей. Товары для туризма и спорта.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт Партнёрская программа для магазинов.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования